Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Грушевая отдушка

Мой заместитель Михалыч, а по совместительству ещё и лучший друг, купил себе третьи по счёту права – первые два документа были у него безжалостно изъяты неподкупными сотрудниками ГАИ за езду в нетрезвом виде, и мы вновь рассекали по городу на двух автомобилях. 


Впрочем, когда решали отправиться на какую-нибудь пьянку-гулянку, всегда решали - кто сегодня будет играть роль трезвенника, и окажется за рулём, а кто выпьет не на шутку, и выезжали на одной из наших машин по очереди. В тот день нелёгкая судьба трезвого водителя выпала Сергею Михайловичу, а его мольбы, типа: ну ты же у нас вообще малопьющий, ну что тебе стоит, я решительно пресёк:


- Серый, ну сколько можно на мне ездить? Предыдущих трёх раз мне вполне хватило! Целый вечер сидишь трезвый, как сыч, а потом ещё развозишь ваши пьяные рожи по домам. Пора и мне наконец-то расслабиться и тоже отдохнуть на этом празднике жизни.


И мы поехали. Я выпивал, веселился и общался, а печальный Михалыч исполнял роль трезвой птицы. И всё было хорошо, пока я не заметил, что рюмки с водкой уже активно залетают ему в пасть!


- Ты что же, гад, делаешь? – злобно зашипел я, - мы же теперь пьяные оба!


- Ну какой же ты пьяный, - ласково улыбнулся Михалыч, - тебя и не видно совсем, выглядишь как огурчик, а вот меня, похоже, уже растащило. Выручи в последний раз, а то ведь если поймают в третий раз, да ещё с липовыми правами, точно посадят.


- А запах?


- А что запах? Лаврушки пожуёшь, и все дела!


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Баллада о суррогате

Когда я ещё был молодым врачом «Скорой помощи», с нашими водителями частенько происходили довольно-таки неожиданные истории. Вот возьмем к примеру дядю Лешу. Очень крупный мужчина, высоченный и толстенный, он дорабатывал последний год перед пенсией. Пользовался большим авторитетом среди сотрудников из-за того, что его жена была главным бухгалтером всей «Скорой», и при появлении каких-либо проблем с бухгалтерией, вроде: начисления заработной платы, всяческие вычеты, выплаты отпускных, все первым делом обращались к дяде Леше, а он к супруге. Все как-то махом и улаживалось. Вот поэтому другие водители, даже и те, что были старше него, зачастую звались Васьками, Петьками и Сережками, а он носил гордое звание дяди Леши. 


Да и вообще, мужчина он был очень положительный. Большой любитель выпить, как и многие наши водители, а трезвенники среди них были редки, дядя Лёша за много лет ни разу перед народом не опозорился: за чужой счет выпить не норовил, а всегда честно складывался с собутыльниками, в одних носках по площадке пьяный не бегал, выпив лишнего, в штаны не мочился, в запои не уходил, и в «Панночку» ни разу не играл – одним словом идеал. 


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Дипломатический фольклор

Как-то понадобилась Петровичу моя машина. Ему надо было посетить престарелого отца на удалённой даче, а после прошедших ливней дорогу туда так развезло, что на его четвёрке в эту глухомань было не прорваться, зато моя «Нива» - советский джип-вездеход, пройдёт куда угодно. За езду друг друга мы не волновались, оба водили машины неплохо. Друг клятвенно заверил меня, что завтра с утра подгонит мне машину прямо к дому. Правда, был один тревожащий меня нюанс.

- Слушай, Серый, тебе-то, конечно, по фигу, есть доверенность или нет, кому ты там в сельской местности нужен, а ведь мне по большому городу, кишащему придирчивыми гаишниками, ездить придётся. Вдруг остановят, а у меня, вместо доверенности на твою тачку, в наличии один глупый вид. Ведь как пить дать загонят на штрафстоянку. 

В ту пору с доверенностями было строго, такой сладкой жизни для угонщиков автотранспорта, как сейчас – покупай в любом газетном киоске бланк доверенности и пиши его от руки сам на себя, ещё создано не было, и для выдачи такого документа обязательно требовался нотариус.

Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Водители "Скорой" и алкоголь

Частенько с нашими водителями случались самые неожиданные истории. Вот возьмем к примеру дядю Лешу. Очень крупный мужчина, высоченный и толстенный, он дорабатывал последний год перед пенсией. Пользовался большим авторитетом среди сотрудников из-за того, что его жена была главным бухгалтером всей «Скорой», и при появлении каких-либо проблем с бухгалтерией, вроде: начисления заработной платы, всяческие вычеты, выплаты отпускных, все первым делом обращались к дяде Леше, а он к супруге. Все как-то махом и улаживалось. Вот поэтому все вокруг, даже и те из водителей, что были старше него, звались Васьками, Петьками и Сережками, а он носил гордое звание дяди Леши. Да и вообще, мужчина он был очень положительный. Большой любитель выпить, как и почти все наши водители, а трезвенники среди них были редки, он за много лет ни разу перед народом не опозорился: за чужой счет выпить не норовил, всегда честно складывался с собутыльниками, в одних носках по площадке пьяный не бегал, выпив лишнего, в штаны не мочился, в запои не уходил, и в «Панночку» ни разу не играл – одним словом идеал. Ах да, вы же не знаете, что такое игра в «Панночку»! Сейчас объясню. Периодически наши водители собирались на пьянку в будку сторожа. Туда шли закончившие смену или вернувшиеся с ремонта, ставящие личные автомобили после поездки на дачу или завершив зарабатывание денег извозом. Народу набивалось немало, человек 5-7, и в маленькой будочке становилось тесновато. В связи с этим сторож строго следил за состоянием опьянения гостей, и как только замечал самых ослабевших и явно передозировавших, подавал команду, и коллектив безжалостно выбрасывал их наружу. Сторожа вполне можно было понять: уснет какая-нибудь пьяная рожа на его топчане, и возись с ним после окончания банкета в одиночку. Да еще может драться начнет, что же для него милицию сюда вызывать? Все-таки свой. А то и вовсе по пьянке обхезает все что можно, что же сторожу еще и отмывать эту грязь? На волю! Сразу на волю! Собутыльники проштрафившегося тоже шли на это охотно. Меньше народу, больше кислороду! Да и водку на меньшее количество выпивох делить гораздо приятнее. И вот этот ссыльный бедолага обычно на свежем воздухе как-то оживлялся, особенно хорошо процесс протрезвления осуществлялся на фоне внезапно наступившего некоторого похолодания, и с неистовой силой рвался назад, в уютную компанию, чтобы повторно припасть к желанному водочному роднику и начинал отыскивать заветную дверь в это обетованное место. Глаза отщепенцу заливал некий туман, но он твердо знал: дверь должна быть! А вот шансов попасть внутрь не было – злые собутыльники обычно запирались на задвижку изнутри, хорошо зная повадки отвергнутых. И вот тут-то и начиналась игра в «Панночку». Был снят в свое время в СССР замечательный фильм «Вий» по повести Гоголя. Не знаю как сейчас, а раньше его знали и видели по нескольку раз практически все. Там молодому семинаристу было приказано три ночи читать молитвы в заброшенной церкви для спасения души умершей панночки, давно ставшей ведьмой. Вот он читает, очертивши вокруг себя защитный меловой круг, а ведьма-панночка рвется внутрь, чтобы сотворить над ним что-нибудь нехорошее. А магический круг защищает его этаким крепким невидимым коконом, вроде как бы стаканом. Вот Панночка, не видя врага, и пытается его найти на ощупь, неутомимо бродя вокруг магического стакана. По той же схеме действует и опьяненный водитель, подолгу нащупывая дверь в будку сторожа, а сторожка в верхней своей половине стеклянная. Он, хоть и туманно, видит своих бывших собутыльников, слышит их голоса, а внутрь попасть не может! Но дверь же должна быть! Вот тут и начинается игра в «Панночку». Пьяный неутомимо кружит вокруг будки, беспрестанно ощупывая ее руками. Очень похоже получалось на аналогичную сцену из кинематографического шедевра. Но дядя Леша был не таков: положительнейший человек! Как начинал чувствовать, что принял на грудь лишка, брал в охапку пальто и шапку, и поскорее к дому. А там поужинал, и завалился под теплый бочок к бухгалтерше жене. И так бы все шло и шло, да вдруг началась недоброй памяти антиалкогольная компания. И пусть нам и сейчас рассказывают, какое это было полезнейшее начинание, сколько жизней спасли, сколько денег в казну сэкономили, я все это видел собственными глазами. Весь бюджет нашей страны, основанный на торговле водкой, рухнул! Какое-то время продержались на торговле нефтью, но наши в ту пору большие друзья – американцы, за поставки новейших вооружений уговорили Саудовскую Аравию опустить цены на нефть, и мы окончательно сели в лужу. Вот тебе и экономия денег… Спасли жизни? Может и спасли, только я из этих спасенных никого не видел. А видел сотни тех, кого срочно на носилках увозил в больницу после приема суррогатов алкоголя. Но как сказал мне один очень умный человек, тоже наш водитель, правда по другому поводу – он боролся с экономией бензина государством, накручивая каким-то хитрым аппаратом себе лишний километраж: Их там наверху сотня думает, как бы нас обуть, а нас тут, внизу, миллионы обмысливают, как бы их нагреть. И победа всегда будет на нашей стороне! Сначала так оно и получилось. Приличный народ в массе своей взялся гнать самогон. Гнали ученые, вплоть до академиков, писатели и журналисты. Гнали все. Выгоняли, очищали, и настаивали для приятного запаха и улучшения вкуса на лимонах и мандариновых корках, смородиновом листе, рябине. Напитки получались лучше, и как потом было доказано, гораздо безопаснее казенной водки. Но государство не дремало, и с прилавков магазинов исчезли сахар и дрожжи. Пришлось рабочему люду переходить на суррогаты алкоголя. Массово взялись пить одеколон и духи, денатурат и политуру, лаки, клей БФ, жидкость для протирания стекол, антифриз, аптечную настойку боярышника. Многое из этого приходилось очищать для добычи спирта. Дядя Леша тоже не остался в стороне, и, добыв как-то политуру, для очистки которой нужно было всего лишь добавить поваренной соли, весело зашагал в сторону своей дачи. Дома ему употреблять политуру всячески мешала строгая жена, а на даче была тишь да благодать – соли полно, а жены нету. На проселочной дороге к нему подошел сомнительного вида плюгавенький мужичишка, углядел в плетеной авоське через большие ячейки заветный бутылек и спросил: А что это ты такое, браток, несешь? Политуру, честно ответил дядя Леша. Над мужичком он возвышался на целую голову, и был вдвое толще, поэтому ничего не опасался. А можно я хоть взгляну на нее? А то все хвалят, а я даже и не видел ни разу… Дядя Леша был человек отзывчивый, и поэтому ответил: Погляди. Рассказывал потом дядя Леша об этом часто, и в этот момент слушатели всегда ахали и говорили: И ты доверил такую вещь чужому человеку? А что такого? – спрашивал дядя Леша. Из авоськи я бутылку не вынимал, держал в своих руках – и так все было видно, ну не вырвет же этот задохлик у меня сетку из рук и не убежит! А он что? Вырвал и убежал! – разводил руками дядя Леша. Ответом ему всегда был дружный хохот. И еще обязательно кто-нибудь спрашивал: И ты его не догнал? Да где мне с моим-то пузом за этим шустриком по проселкам гоняться! Га-Га-Га!

Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Водители "Скорой помощи" - продолжение

Интересным был и другой старожил - Коныч. На вопрос, как же звали его отца, он всегда ничтоже сумняшеся, отвечал: Конь, хотя на самом-то деле тот был Кон, а водитель не Коныч, а Конныч. Замечательный был водитель! Когда этот неизбывно веселый человек рассказывал, на чем он ездил по приходе на «Скорую», мы все только поражались, просто не зная таких машин. Изумительно добрым был пожилой Слава Губа. Как-то раз он меня удивил, сказав: Раньше я больных не любил… А с чего же ты их сейчас полюбил? А теперь я их просто ненавижу! Очень неожиданно гляделся на общем фоне поволжский немец Константин Меллер. В «Скорой», при завале вызовов, очень трудно пообедать, а завал там всегда. Бывают, конечно, паузы по два-три часа, но только глухой ночью. И как-то странно было обедать после часа ночи, аппетит поджимал гораздо раньше. Обед, конечно, давали и днем, грех жаловаться, и ты поешь, но только если повезет. Тебе предоставляли полчаса, и ты торопливо бежал кушать, ставил разогревать еду, и только успевал глотнуть пару ложек чего-нибудь горяченького, как тут из селектора звучало: Бригаде Попова срочный вызов! Немедленно выезжайте! Приходилось оставлять остатки вкуснейших кушаний, и скачками нестись на вызов. Бывало, что и обходилось, но через два обеда на третий такая катавасия случалась постоянно. Иной раз после возвращения ты усаживался доедать, а тебя срывали еще раз. Один раз я вообще пообедал только в три приема, но такое случалось крайне редко, врать не стану. Костя на все эти нелегкие обстоятельства внимания не обращал: он прихватывал из машины пузатый портфель с едой – кушал Меллер не быстро, тщательно и внимательно, на еде не экономил, объявлял в диспетчерской ремонт автомобиля, и не торопясь шествовал на кухню. Как его за эту ухватку прессовали все, кому не лень! Бригадир водителей и заведующий подстанцией орали во всю мощь своих глоток, диспетчера шипели: Да он вовсе и не Меллер, а Мюллер – самая фашистская фамилия! Костя пренебрегал: ломается, и все тут! В одно и то же время? А я что могу поделать? Мое дело чинить. И как они не бесновались, не грозили всяческими карами, Костя примерно в одно и то же время приезжал обедать. Война войной, а обед по расписанию! Продолжение следует…

Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Водители "Скорой помощи"

Я, долгое время проработав в «Скорой помощи», не переставал удивляться разнообразию навыков езды у наших водил. Все они были профессиональными водителями с большим стажем, всем им была присвоена 1 квалификационная категория или класс - других на работу к нам и не брали, но назвать всех их первоклассными виртуозами водительского мастерства, как-то просто не поворачивался язык. Конечно, были среди них замечательные люди, которые ездили хоть и быстро, но плавно и мягко, никогда не попадали в дорожные ямки и не прыгали на пригорках. Двое из них по тридцать лет отъездили без единого ДТП, а человек пять по двадцать. Они нигде не застревали, и толкать их никогда не приходилось. А если им случалось забуксовать после особенно сильного снегопада, то они всегда выбирались сами, потихоньку раскачивая машину педалью газа то вперед, то назад. Честь вам и хвала, безвестные труженики дорог, работавшие и днем, и ночью, в пургу и любой мороз! Но немало было и других, тоже спроворивших себе 1 класс с 25% надбавкой к получке, но ездивших через пень колоду. При езде с ними ты умаивался их толкать, подпрыгивать и проваливаться на, казалось бы, совершенно ровной дороге, машины, к которым они были прикреплены, постоянно глохли в самых неожиданных местах, да еще частенько с лежачим больным на борту. Неоднократно бывало, что более-менее ходкие пациенты, познавши радости такой езды, убегали из «Скорой» с криком: Я лучше на такси доеду! А были такие мастера езды, что просто оторви и брось… Замечательный водитель Татьяныч ходил на работу только в ночь и всегда слегка пьяноватый. Другого бы давно уволили, но Татьяныч проработал в «Скорой» невиданное количество лет, был старожил из старожилов и замечательно знал все дома в нашем районе. Когда я говорил ему номер дома, он, ни на секунду не задумываясь, спрашивал подъезд. Безаварийная езда и миролюбивый нрав дополняли картинку. Ну и как такого человека уволить? И начальство делало верный вывод: по мне хоть пей, но дело разумей, и Татьяныч продолжал работать. На вопрос о странности отчества (а его имени никто и не знал), старожил отвечал: Мой отец убежал из семьи еще до моего рождения, и никаких алиментов с него получить так и не удалось. Я его никогда не видел, моя мать Татьяна вырастила меня в одиночку. Вот и называюсь Татьянычем. Разумеется, отчество водителя по паспорту было произведено от неведомого хама-мужика, но его тоже никто не знал. А ведь если вдуматься, почему ты должен производить свое отчество от человека, который ради тебя пальцем о палец не ударил? Полежал и убежал! А мать есть мать, мамочка, мамуля. У меня был замечательный отец, и он прожил с мамой чуть не 60 лет, служа ей защитой и опорой, очень любил нас, деток, и всегда старался нам помочь, вечная ему память. А вот если бы я имел в своих родителях такого типа, как отец у Татьяныча, тоже бы представлялся Лидиевичем. Продолжение следует…