Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

С песней по жизни

Что-то мне не нравится сегодняшняя эстрада. Тексты песен ничего в душе не трогают, как-то совсем не увлекают:


Ты целуешь меня смачно…


Холодные руки в перерывах бессилия…


Что-то ты какой-то унылый…


Холодный дождь, серые люди…


Под такие слова довольно-таки быстро появляется какое-нибудь нехорошее желание. Единым рефреном для всех этих текстов служат слова, вроде вот таких: 


Где у нас верёвка?


И не прячьте мыло.


Пора мне удавиться, 


Уж больно жизнь постыла.


Музыка тоже не ободряет, вдобавок ее запомнить, а потом напеть, ну никак не получается. Какой-то просто девятый вал сплошной нудятины и серятины вокруг.


Молодежь может сказать: ты устарел, дядя, а мы под эти песни тащимся. Ага, как змея по асфальту. Ничего не хотите, ни о чем не знаете, только бы валяться на диване и глазеть в телефон.


Обычно старичье любит говорить: вот мы в ваше время! Не будем об этом, и сейчас очень ярких, талантливых, умных и дерзких людей в стране хватает, а вот песен для них нет. Как сказали в свое время классики юмора: при наличии отсутствия. Не буду оглядываться на песни времен моей молодости (тоже, кстати редко блистали), отойдем подальше назад. Сильно-сильно дальше, аж в сталинскую эпоху. С моей точки зрения, песня для энергичных и предприимчивых людей должна звучать примерно так:


Нам песня строить и жить помогает


Она, как друг, и зовёт, и ведёт,


И тот, кто с песней по жизни шагает,


Тот никогда и нигде не пропадёт!


Вот так! А не сюсю, мусю, позвольте вам поныть и настроение вам опустить. 


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Извести Музыканта

Наступило у нас в частном доме междусезонье, а если выражаться точнее, то междукошкинье – прежней кошки мы лишились, а новую ещё не завели. Крысы то ли ещё не пришли, то ли таились, но очень донимали мыши. А именно, одна мышь. А если подумать, то наверняка самец-мышь - молодой, дерзкий и неукротимый, а самое главное - шумный. Для краткости мы звали его Музыкантом.


Была у нас на кухне полка, в которой жена держала всякую кухонную утварь: кастрюли и сковородки, дуршлаги и тёрки, скалки и разделочные доски, стеклянные банки, да мало ли чего, не знаю я всех этих женских прибамбасов. Музыкант повадился туда залезать и бренчать всем этим имуществом.


Сначала я думал, что мыши шумят там целой стаей, но неожиданно пару заглянув за занавеску, убедился, что оттуда улепетывает лишь один серый недруг, и воцаряется желанная тишина. Однако стоило мне лишь отойти от полки на пару шагов, как бренчанье тут же возобновлялось с новой силой. Жену этот гадёныш вообще ни во что не ставил, и прыгал по полке прямо перед ней.


Супруга боялась мышей до обалдения, и поэтому вынимать всевозможные аксессуары в случае необходимости было поручено мне. Да я бы и вынимал, мне не трудно, но ты не борзей, не шуми!


- Интересно, а зачем эта мышка так шумит? – недоумевала жена. -Украла чуть-чуть крупы, покушала, и ступай себе в норку малых деток нянчить.


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

С песней по жизни

Что-то мне ни во что не стучит сегодняшняя эстрада. Тексты песен ничего в душе не трогают, как-то совсем не увлекают:

Ты целуешь меня смачно…

Холодные руки в перерывах бессилия…

Что-то ты какой-то унылый…

Холодный дождь, серые люди…

Под такие слова довольно-таки быстро появляется какое-нибудь нехорошее желание. Единым рефреном для всех этих текстов служат слова, вроде вот таких: 

Где у нас верёвка?

И не прячьте мыло.

Пора мне удавиться, 

Уж больно жизнь постыла.

Музыка тоже не ободряет, вдобавок ее запомнить, а потом напеть, ну никак не получается. Какой-то просто девятый вал сплошной нудятины и серятины вокруг.

Молодежь может сказать: ты устарел, дядя, а мы под эти песни тащимся. Ага, как змея по асфальту. Ничего не хотите, ни о чем не знаете, только бы валяться на диване и глазеть в телефон.

Обычно старичье любит говорить: вот мы в ваше время! Не будем об этом, и сейчас очень ярких, талантливых, умных и дерзких людей в стране хватает, а вот песен для них нет. Как сказали в свое время классики юмора: при наличии отсутствия. Не буду оглядываться на песни времен моей молодости (тоже, кстати редко блистали), отойдем подальше назад. Сильно-сильно дальше, аж в сталинскую эпоху. С моей точки зрения, песня для энергичных и предприимчивых людей должна звучать примерно так:

Нам песня строить и жить помогает

Она, как друг, и зовёт, и ведёт,

И тот, кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадёт!

Вот так! А не сюсю, мусю, позвольте вам поныть и настроение вам опустить. 

Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Песни разных времён

Что-то ни во что мне не стучит сегодняшняя эстрада. Тексты песен ничего в душе не трогают, как-то совсем не увлекают:

Ты целуешь меня не очень…

Холодные руки в перерывы упадка…

Что-то ты какой-то унылый…

Холодный дождь, серые люди…

Под такие слова довольно-таки быстро появляется желание идти мылить веревку, чтобы повеситься. Музыка тоже не ободряет, вдобавок ее запомнить, а потом напеть, ну никак не получается. Какой-то просто девятый вал сплошной нудятины и серятины вокруг.

Молодежь может сказать: ты устарел, дядя, а мы под эти песни тащимся. Ага, как змея по асфальту. Ничего не хотите, ни о чем не знаете, только бы валяться на диване и глазеть в телефон.

Обычно старичье любит говорить: вот мы в ваше время! Не будем об этом, и сейчас очень ярких, талантливых, умных и дерзких людей в стране хватает, а вот песен для них нет. Как сказали в свое время классики юмора: при наличии отсутствия. Не буду оглядываться на песни времен моей молодости (тоже, кстати редко блистали), отойдем подальше назад. Сильно-сильно дальше, аж в сталинскую эпоху.

Как тогда пел народ! Музыка запоминалась сразу и на всю жизнь, тексты тонизировали и бодрили! 

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, 

Преодолеть пространство и простор,

Нам разум дал стальные руки-крылья,

А вместо сердца – пламенный мотор.

Сразу охота напрячь этот могучий разум и заработать деньжат крылатыми руками! А вот это:

Пусть помнит враг, укрывшийся в засаде

Мы начеку, мы за врагом следим,

Чужой земли мы не хотим ни пяди,

Но и своей вершка не отдадим!

Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

(no subject)

Ты заслышь мой голосочек (это у меня-то, с вокалом самого лучшего оперного певца, голосочек!)

Разлюбезная моя,

За твои за глазки голубые

Всю вселенную отдам.

На сделку со Вселенной я бы тоже согласился. Выводите нам Ивана, получайте Вселенную. Что? Как получить? Да вы уже в ней, забирайте, как хотите.  А нас, после получения парня, это уже не касается.

Вдруг из воды высунулась изящная русоволосая головка. Ага! Вроде бы получилось. Я поклонился.

- Приветствую тебя, о богиня!

- И тебе привет. Хорошо поешь, неведомый певец. Зачем пришел? – с этими словами наяда показалась из текущей воды во всей своей обнаженной красе, и, не поднимая брызг, двинулась ко мне по мелководью. В отличие от русалок исключительно красивые стройные ноги были в наличии, и их движения были так плавны, так прекрасны, так удачно обнажены… А уж грудь… Ну просто нет слов!

Ее одежда представляла собой нечто эфемерное и приобретала зримые контуры только по мере приближения ко мне нимфы. В волнистые русые волосы невиданной длины были заплетены какие-то необычные цветы странной расцветки и формы. 

Дивная красота наяды поражала, а уж вместе с ее одеянием и прекраснейшей фигурой заставляла поверить, что, если бы она поучаствовала в «Мисс мира» 21 века, остальные участницы просто бы расплакались от унижения и покинули сцену навсегда, поняв, что соревнование жалких дурнушек в их лице с этакой раскрасавицей ну просто неуместно. 

Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Наяды

Накатанная дорога вывела нас на пологий бережок какого-то то ли крупного ручья, то ли небольшой речушки, и ушла прямо в воду – тут видимо был брод. Прямо напротив, с другой стороны реки, она так же начиналась и уходила в неведомые дали. Никаких трудностей переправа не предвещала, никаких тревожных знаков по берегам не наблюдалось, но таинственное предсказание меня тревожило.

На всякий случай я решил проверить глубину – вдруг на ровном месте омут какой образовался, или дно может как-то невиданно заилилось, кто его знает, чего тут в Средних веках творится - не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Засосет кого из мужиков или уйкнут на невиданную глубину вместе с конями, и ищи их потом свищи! В общем, надо быть начеку, и с ухом не расслабляться. А для верности поброжу ногами по дну сам, так гораздо верней и надежней будет.

- Ждите меня тут, - скомандовал я соратникам, - как махну с того берега рукой, начинайте переправу.

- Искупаться решил? – зевнул Богуслав, наблюдая, как я раздеваюсь, - и то сказать, жарковато сегодня. 

- Проверить надо! –отозвался я занудливым голосом въедливого инженера по технике безопасности, которому не свойственны никакие компромиссы.

- Да чего ж тут проверять-то? – изумился бывший воевода, - куда течет речушка-соплюшка? Не прокис ли ручей из соплей? Достойный ли в этом году разлив у имперских вод? Чудишь, Володя, из-за жары.

Collapse )