Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Грибной человек

В девятнадцатом веке южноамериканские плантаторы частенько сажали рабов на цепь и заставляли их пробовать собранные в джунглях грибы. Если раб плохо себя чувствовал после такой дегустации или вовсе помер, то значит грибы ядовитые и хозяевам их есть нельзя. Если остался жив и здоров, то можно нести эти дары леса на кухню, и изготавливать из них изысканные кушанья для владельца поместья.


Называлась такая должность грибной человек, и занять её никто не стремился – ведь долго не проживёшь. А я как-то познакомился с нашим грибным человеком, доморощенным так сказать, вдобавок увлечённым этим делом.


Вызвали как-то нашу бригаду «Скорой помощи», меня и фельдшера Ирину Леонидовну, к старушке, отравившейся грибами. В принципе дело обычное, ничего особенного, бывает. Конечно, отравление ядовитыми грибами протекает более тяжело, чем любой другой пищей, но ведь есть люди, которые при виде аппетитных грибочков аж дрожат в предвкушении их поедания и отказать себе в этом не никак могут. 


Но такого любителя грибов, как на этом вызове, ни я, ни пожилая уже фельдшерица, не встречали никогда. Отравленная бабушка стонала на всю комнату и ругала оставшегося здоровым мужа. 


- Припёр, чёрт лесной, каких-то зеленушек из своей чащобы поганой! Поди, все пни в лесу обошёл, пока их целую корзину насобирал.


Зеленушки, попытался вспомнить я - волнушки, вроде какие-то были, а зеленушек, нет не помню. 


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Пример для подражания

Водится в теплых морях глубоководная рыба-удильщик. Так без устали и удит на глубине от 1500 до 3000 метров. Она здоровенная хищница, башка размером с половину тела, а тело примерно 2-метрового размера, и перед самой зубастой пастью (в-о-от такая пасть!) на длинной удочке, растущей у нее из спины, висит подманивающий других рыб светящийся фонарик. Удильщица ужасно жадна и за счет здоровенной пасти может заглотить рыбу в два раза больше себя. Впрочем, на пользу ей это не идет, частенько давится и бывает от этого дохнет. В общем, как говорят блатные: жадность фраера губит. 


Правда, это касается только самок. Самец всего 4 см в длину, мирно клюет каких-то меленьких рачков и ни к кому особенно и не привязывается. Отличаются они и органами чувств. Самка зрением слабовата, практически ничего не видит за пределами света своего мешка с люминесцентной жидкостью, да толком ничего и не чует. А зачем глядеть? К чему особо чуять? Все, кто нужен, сами на свет подсунутся. 


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

С песней по жизни

Что-то мне не нравится сегодняшняя эстрада. Тексты песен ничего в душе не трогают, как-то совсем не увлекают:


Ты целуешь меня смачно…


Холодные руки в перерывах бессилия…


Что-то ты какой-то унылый…


Холодный дождь, серые люди…


Под такие слова довольно-таки быстро появляется какое-нибудь нехорошее желание. Единым рефреном для всех этих текстов служат слова, вроде вот таких: 


Где у нас верёвка?


И не прячьте мыло.


Пора мне удавиться, 


Уж больно жизнь постыла.


Музыка тоже не ободряет, вдобавок ее запомнить, а потом напеть, ну никак не получается. Какой-то просто девятый вал сплошной нудятины и серятины вокруг.


Молодежь может сказать: ты устарел, дядя, а мы под эти песни тащимся. Ага, как змея по асфальту. Ничего не хотите, ни о чем не знаете, только бы валяться на диване и глазеть в телефон.


Обычно старичье любит говорить: вот мы в ваше время! Не будем об этом, и сейчас очень ярких, талантливых, умных и дерзких людей в стране хватает, а вот песен для них нет. Как сказали в свое время классики юмора: при наличии отсутствия. Не буду оглядываться на песни времен моей молодости (тоже, кстати редко блистали), отойдем подальше назад. Сильно-сильно дальше, аж в сталинскую эпоху. С моей точки зрения, песня для энергичных и предприимчивых людей должна звучать примерно так:


Нам песня строить и жить помогает


Она, как друг, и зовёт, и ведёт,


И тот, кто с песней по жизни шагает,


Тот никогда и нигде не пропадёт!


Вот так! А не сюсю, мусю, позвольте вам поныть и настроение вам опустить. 


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Народная ненависть

Тот вызов начинался как-то странно. Стандартная серая пятиэтажка, конец июня, вечер, социализм. Обычно бригаду «Скорой помощи» встречают или родственники больного, или соседи, а иногда и никто не встречает. Вдобавок, в это время обычно все чем-то заняты и сидят по своим квартирам.


А тут около подъезда сидели на лавочках и стояли женщины с недовольными лицами в домашних халатах. Дамам было лет по 30-40, а чуть поодаль стояли несколько мужиков в домашних майках и трениках с пузырями на коленях. Что тут у них такое? - удивился я. 


Женщинам в это время положено уставших за день на работе мужей и умаявшихся от учёбы деток ужином кормить, сытым супругам валяться на продавленном диване с газетой в руках или глазея в телевизор. Может быть у них какое-нибудь общедворовое собрание? Почему же среди них нет ни стариков, ни старух? Обычно пожилые люди такие мероприятия активно посещают.


Меня в белом халате и с ящиком для медикаментов в правой руке (в те сутки я работал один), они встретили крайне недоброжелательно. 


- Ходят тут, ходят… Заняться что ли больше нечем?


- Нечего народные деньги на всяких гадюк тратить!


- Товарищ врач, а у вас в сумке яду нету?


Я молча и торопливо прошёл в подъезд. Ну и народ здесь живёт, прямо зверьё какое-то.


Меня встретила у двери в квартиру унылая женщина лет сорока и провела в большую комнату. Там меня уже поджидала, лёжа на ободранной тахте, грязноватая и жирная старуха с лицом нехорошего человека.


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Дать имя

По данным УЗИ в нашей молодой семье должен был скоро появиться мальчик. Моя жена уже дохаживала последний девятый месяц, и в нашей молодой семье разгорелась дискуссия о том, как именно назвать сына.


Супруге постоянно приходили в голову какие-то нестандартные варианты, которые мной тут же отвергались как неприемлемые.


- Хорошее имя Фома, звучное и короткое! – утверждала она.


- Вот ему при каждом несогласии с окружающими, и будут говорить: эх ты, Фома неверующий! 


- И что? – не понимала она.


- А то! Придётся или соглашаться со всякой глупостью, или спорить до посинения, а в юные годы это нелегко. 


- Ладно, - не спорила жена, - а как тебе Митрофан?


- Пожизненно будет ходить в Митрофанушках! Помнишь недоросля у Фонвизина? 


- Да он может рослый будет. 


- Довожу до твоего просвещённого ума, что недорослями дворян называли не за рост и не за возраст. Они могли ростом вымахать с коломенскую версту и дожить хоть до седых волос, а всё равно оставались недорослями.


- А почему это?


- А потому, что это показывало отношение к царской службе, то есть в ту пору служению государству Российскому. И если дворянин весело жил на доходы с поместий и не шёл ни по военной, ни по статской линии, и никакого проку от него государству не было – он был и оставался недорослем.


- Да кто эти исторические факты так, как ты, знает! 


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Друг человека

Отучившись в институте, я обычно шёл на работу. В ту пору я устроился разнорабочим на Коровий остров, где кроме меня, работали ещё два студента из параллельных групп, а руководил нами отставной майор Сан Саныч. Мы валили жиденькие тамошние деревца, чинили пустые кирпичные домики, копали ямы, перетаскивали какой-то хлам с места на место – в общем, усиленно строили коммунизм.


Из всех нас горел рвением к работе лишь один Сан Саныч, честь ему за это и хвала. Правда, было это рвение зачастую избыточным и неразумным. В армии наш майор командовал стройбатом и привык иметь дело с большими человеческими массами, а тут всего лишь три студента, да и те какого-то доходяжного вида: длинные, худые и бледные, вдобавок, двое из троих в очках. Но и в стройбате не мастера спорта служат, это вам не десант и не погранвойска, и потому Саныч не унывал.


А как говорится в армии, два солдата из стройбата заменяют экскаватор, и потому задачи перед нами зачастую ставились совершенно нереальные. То вдруг решит наш начальник передвинуть с места на место здоровенную бетонную плиту в несколько тонн весом, которую не каждый трактор с места сдвинет, то выкопать такую ямину, что в неё высотное здание можно спрятать, ну и тому подобное.


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Несуны

В период застоя были очень популярны анекдоты и забавные истории про несунов. Несун - это мелкий расхититель социалистической собственности по месту работы. Народ тащил с работы краску, дверные ручки, шурупы, колбасу, мясо, рыбу и прочее. Воровали и для личного пользования, и на продажу, и на пропой, а иногда и в запас.


Все знали, что на работе хоть убейся, но всё равно получишь ломаный грош, и говорили по этому поводу:


Хочешь сей, а хочешь куй, всё равно получишь х…, словом то, что заработал.


Начальство и ответственные товарищи пёрли по-крупному, грузовиками и вагонами, их ловили и сажали, а простой народ воровал по мелочи, ориентируясь на свои возможности по выносу через проходную, и при поимке очередного несуна его ругали, объявляли выговор или лишали премии, и отпускали дальше воровать.


Наши люди не унывали, и отвечали бодрыми речёвками, вроде: 


Здесь ты хозяин, а не гость,


Тащи с завода каждый гвоздь!


Иногда разгуливались и переходили к четверостишьям:


Тащить всегда, тащить везде,


Добро в хозяйстве множа.


Тащить, и никаких гвоздей!


А впрочем, гвозди тоже.


Как-то пыталась пресекать эти хищения охрана на проходной, но наши люди, посмеиваясь, говорили: 


Через родную проходную,


Я вынесу и мать родную! 


– и наматывали сосиски прямо на голое тело, пряча их под одеждой, а бутылки с различными полезными жидкостями крепили к ногам, совершенно скрывая их под брюками и широкими юбками.


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Необычайное событие

Мой отец любил говорить, выполняя какую-нибудь мою просьбу:


- Ты просил пять? А я тебе шесть ввернул!


И «вворачивал» так частенько. 


В эпоху перестроечного сухого закона на мини-рынках торговали водкой, вином и ликёрами, изготовленными неизвестно из чего и незнамо где. Изготовители с ящиками суррогатов ошивались поодаль, и ничем не торговали, а процесс торговли осуществляли ушлые бабёнки с пустыми руками. Налетела милиция, ну и чего? Поймали изготовителей, а они не торгуют, водка чем-то укрыта или вообще в машине, взяли баб, а у них только лапы и хвост. Подошёл покупатель? Постой тут, сейчас принесём. Вжик, и готово!


Водка у них имела крепость не более 30 градусов, а вместо вина они обычно предлагали подкрашенный чаем слабенький раствор спирта. Впрочем, на безрыбье и рак рыба, и народ эту дрянь брал. Торговки были народ известный, стояли толпой, а не возле прилавков, и их все знали. 


Вот и я как-то польстился и решил купить такого винишка. Только известных торгашек в этот день видно не было, разогнала их, видно, всё-таки милиция, а на их месте стоял с двумя ящиками вина усатый пожилой кавказец и просил обычную для нашего рынка цену.


- А что это у тебя бутылки без этикеток? – спросил я.


- Этикеток нэт, - не стал вилять нерусский, - и взят нэгде.


- Смотри, - предупредил я, - если дряни какой залил, вернусь и этот пузырь тебе об башку разобью.


- Бэри, нэ пожалеешь.


Я отдал деньги.


- Спасыб, - сказал кавказец.


- Пажалст, - ехидно ответил я, взял пузырь и ушёл.


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

И разверзнутся хляби небесные

Помните коротенький монолог, написанный Виктором Шендеровичем и озвученный Геннадием Хазановым, где говорится о неплохой погоде во всём мире и дождях, постоянно идущих в деревне Гадюкино? Ну и в конце концов где-то там всё делается совсем уж великолепно, а деревню Гадюкино смыло? 


Вот и мы с женой попали один раз под небесную раздачу, как простые гадюкинцы. 


- Боря, в Интернете сегодня дождя не обещают? – спросила меня жена. - Зонтик брать или не брать?


- А ты куда собралась? – поинтересовался я. - Сегодня же выходной.


- На почту надо зайти, а заодно и на рынок за абрикосами, в супермаркете они не очень. Да и картошка у них вся гнилая, а у нас уже к концу. И хорошей свининки нужно взять.


- В общем, вместе идём, - подытожил я. – Сейчас погоду гляну, и пойдём.


Посмотрели погоду. Гидрометцентр обещал пасмурность и небольшой дождик ближе к ночи. Выглядело это довольно-таки безобидно, и потому зонтик решили не брать. Вышли из подъезда, и тут нас окликнул одноногий дед Коля, сидящий на лавке неподалеку. 


- Вы куда направились в такую лихую погоду, молодые люди? 


- А чего в ней больно лихого? – удивились мы. - Погода как погода, дождя же нету.


- Скоро пойдёт. И не дождь, а невиданной силы ливень. У меня культю сегодня ломит неимоверно, никогда так не было.


- Синоптики днём дождя не обещают, - не поверили мы.


Collapse )
Можно всю жизнь проклинать темноту, а можно зажечь маленькую свечку. Конфуци

Дорогой товарищ

Налетели мы раз с молодым фельдшером Витей на необычного больного. Входная дверь была не заперта и вдобавок приоткрыта, вошли свободно. В прихожей на корточках сидел потрёпанный жизнью мужичок с лицом бледно-землистого цвета и пытался раскурить сигарету.


Витёк сразу ему сказал:


- В подъезд ступай курить, дядя! У тебя тут и так не продохнуть, - а я поражённо глядел на стену – почти до самого верха она была залита кровью.


Ого-го, да тут, похоже, кому-то перерезали сонную артерию на шее, а ведь от таких ран обычно не выживают. Негромко спросил:


- Где труп?


- Да тут я, браток, вот присел и встать не могу, - каким-то булькающим голосом произнёс мужчина, и опустил руки. 


На левой половине шеи всё ещё кровоточила здоровенная резаная рана! Нож валялся неподалёку. Витя сомлел, побелел, и привалился к входной двери.


С ним мне разбираться было некогда, поэтому выхватил из Витиной слабеющей руки наш железный ящик с медикаментами и перевязочными средствами, поставил этот сундук на табуретку, стоявшую в прихожей, и торопливо взялся накладывать повязку.


Тут оклемался Виктор, и мы закончили уже в четыре руки. 


- Иди за носилками и водителя сюда позови - втроём понесём.


Чтобы контролировать состояние пациента, я завязал с ним беседу прямо на ходу.


- И кто же это вас так?


- Да это я сам от полной безысходности. С работы за запои выперли, жена забрала дочь и ушла к тёще, и мне, браток, жизнь стала не мила. Наточил кухонный нож и вжик!


Collapse )